СОВЕТЫ

Обновить советы

3 совета от 21 Октября 2018 года:

Паприка (сладкий перец)

Нужно натереть паприку и нанес­ти массу на предварительно очищенную кожу. Рекомендуется держать 30 минут, особое внимание уделять участкам с гиперпигментацией. Потом смываем маску прохладной водой и наносим питательный крем соответственно типу кожи. Сладким перцем можно пользоваться весь год.

Петрушка

Она особенно полезна женщинам с возрастом за 40 лет, у которых кроме появ­ления пигментных пятен утрачивается эластичность кожи. Ранним летом и весной маску можно делать из свежих стеблей и листьев петрушки, а осенью — из её корня. Петрушку пропускают через мясо­рубку (2 столовых ложек) и наносят на очищенную кожу лица, избегая нижних век. Через 20—30 минут смывают холодной водой и втирают во влажную кожу крем.

Крепкий отвар из корней петрушки, смешивают с лимонным со­ком. Такую настойку применяют для удаления темных пигментных пя­тен и веснушек.

Маски из ягод

Ягоды клубники, черной смородины, лесной земляники известны своими отбеливающими свойствами. Ягоды измельчают и наносят на лицо, смывают через 20 минут. Перед сном можно делать маску из кожуры дыни с остатков мякоти. Такую маску фиксируют повязкой.

Лимон

Длительным применением лосьона с лимонного сока можно обесцве­тить пигментные пятна и веснушки. Можно сделать лимонную маску. Для этого смазываем лицо кремом и размещаем на нём тонкие ломтики лимона. Такую маску рекомендуется держать не более 10 минут, потому что кожа может покрасне­ть. После удаления лимона следует обмыть лицо прохладной водой или молоком.



            Личной собственностью каждого из супругов является имущество, приобретенное во время брака, но за счет средств, которые получены от реализации имущества, являвшегося его личной  собственностью, или которые накоплены им до вступления в брак, либо средств, полученных в дар, по наследству (например, автомобиль, купленный одним из супругов за деньги, вырученные от продажи полученного им по наследству дома)

            Личной собственностью каждого из супругов является также имущество, приобретенное каждым из них после фактического распада брака, хотя и своевременно не расторгнутого в установленном порядке.

            Имущество, являющееся собственностью одного из супругов, во время брака может существенно увеличиваться вследствие трудовых или денежных затрат другого из них или же обоих супругов. Например, жилой  дом одного из супругов был  капитально отремонтирован, или достроен, или к нему была сделана пристройка и т.п. Такое имущество может быть признано судом  совместной собственностью, если увеличение имущества было существенным. В случае спора вопрос решается в суде.



Всякий раз, когда я сижу в римском кафе «Греко», что на улице Кондотти близ площади Испании, меня не покидает ощущение сопричастности великому. Еще бы, ведь в этом старинном заведении витают тени многих моих соотечественников, чьи имена давно вошли в бессмертие! Вот за этим столиком в сентябре 1863 года сидел Достоевский, обдумывая только что пришедший ему в голову замысел «Игрока». А вон за тем столиком Гоголь набрасывал очередную главу «Мертвых душ» (кстати, в глубине кафе на стене можно увидеть портрет Николая Васильевича, а рядом, под стеклом, - исписанный лист бумаги со строками из письма к Плетневу от 17 марта 1842 года: «О России я могу писать только в Риме, только там она предстает мне вся во всей своей громаде»)... А вон там, в уголке, сиживал знаменитый русский художник Карл Брюллов. Гоголь не сошелся характером с Брюлловым, зато был дружен с его учителем Александром Ивановым – тем самым, который написал «Явление Христа народу», эта картина сегодня выставлена в Третьяковской галерее… Гоголь и Иванов немало времени провели в кафе «Греко», беседуя на живо волновавшие обоих религиозные темы за чашечкой кофе c граппой.
.
Всякий раз, когда я сижу в римском кафе «Греко», что на улице Кондотти близ площади Испании, меня не покидает ощущение сопричастности великому. Еще бы, ведь в этом старинном заведении витают тени многих моих соотечественников, чьи имена давно вошли в бессмертие! Вот за этим столиком в сентябре 1863 года сидел Достоевский, обдумывая только что пришедший ему в голову замысел «Игрока». А вон за тем столиком Гоголь набрасывал очередную главу «Мертвых душ» (кстати, в глубине кафе на стене можно увидеть портрет Николая Васильевича, а рядом, под стеклом, - исписанный лист бумаги со строками из письма к Плетневу от 17 марта 1842 года: «О России я могу писать только в Риме, только там она предстает мне вся во всей своей громаде»)... А вон там, в уголке, сиживал знаменитый русский художник Карл Брюллов. Гоголь не сошелся характером с Брюлловым, зато был дружен с его учителем Александром Ивановым – тем самым, который написал «Явление Христа народу», эта картина сегодня выставлена в Третьяковской галерее… Гоголь и Иванов немало времени провели в кафе «Греко», беседуя на живо волновавшие обоих религиозные темы за чашечкой кофе c граппой.<br />
Пожалуй, нет здесь столика, за которым не успел посидеть Орест Кипренский, отдавая щедрую дань Бахусу. Завсегдатаем кафе «Греко» был Герцен. Сиживали здесь Некрасов, Тургенев, Глинка, Чайковский, Шаляпин со своей первой женой, итальянской танцовщицей Иолой… Впрочем, это кафе облюбовали не только русские, оно являлось своего рода интернациональным клубом искусств: сюда заходили Байрон, Гете, Мицкевич, Стендаль, Шелли, Ганс Христиан Андерсон, Лист, Вагнер, Тосканини, Бизе, Гуно, Россини, Берлиоз, Мендельсон… А за столиком, где я сейчас набрасываю эту скромную статью, побывал даже Джиакомо Казанова – между прочим, о кафе «Греко» он даже вспоминал в своих мемуарах…<br />
Но хватит рассиживаться, читатель, пора отправляться в путешествие по улицам Вечного Города! Ведь, как писал Гете: «Кто видел Италию, и особенно Рим, тот никогда больше не будет несчастным». Что ж, сегодня пришла пора и нам познакомиться с городом на семи холмах, чье название – Roma, если прочесть его наоборот, звучит как Amor – любовь.<br />
«Caput mundi», центр Вселенной, - так называли Рим в античные времена. Вот уже более двух тысячелетий он является столицей: сначала - Римской империи; затем, в эпоху средневековья, - Папской области и всего христианского мира; а ныне этот город - столица Италии. На его улицах с первых же шагов ощущаешь прикосновение к седой древности, открываешь для себя историческое, архитектурное и художественное наследие универсальной ценности. И это не удивительно, ведь культура, зародившаяся здесь, явилась - наряду с греческой – краеугольным камнем, на котором построена вся западная цивилизация. Каждая церковь, каждый римский дворец или фонтан представляют собой неповторимую ценность: практически все достопримечательности Рима являются памятниками планетарного значения.<br />
Весь исторический центр города можно обойти пешком за три-четыре часа, но… не обойдешь и за несколько дней, ибо то невообразимое  количество памятников, музеев, дворцов и соборов, о которых когда-либо читал или слышал, просто невозможно охватить сознанием и разложить в памяти по полочкам, оно поражает даже при простом перечислении. Античные строения находятся по соседству с соборами папского Рима, памятниками эпохи Возрождения, помпезными зданиями времен Муссолини, музеями, в которых сосредоточены величайшие шедевры мирового искусства...<br />
Осмотр этого фантастического, древнего и нестареющего города следует начать с его колыбели, каковой является Палатинский холм. Отсюда в 753 году до н. э. начался Рим, о чем свидетельствует Каза-ди-Ромоло – хижина Ромула, вскрытая раскопками в середине XIX века и подтверждающая легенду о Ромуле и Реме. По этой легенде, город основан Ромулом, который вместе со своим братом-близнецом Ремом был найден на берегах Тибра. Детей вскормила дикая волчица. Впоследствии Ромул убил Рема в споре за власть над Римом…<br />
Сам холм Палатин обязан своим именем Палесе, богине пастухов, в честь которой проводились Палилии, праздники очищения. В эпоху Республики на этом холме стояли храмы и дома знатных римлян, и среди них - дома Красса и Цицерона… Если спуститься от Каза-ди-Ромоло по склону холма, то можно увидеть сохранившиеся фрагменты храма Кибелы, Великой Матери – языческой богини плодородия, которой поклонялись древние латиняне.<br />
Вблизи храма Кибелы расположен так называемый Дом Ливии, жены императора Августа. Внутренний двор этого античного строения украшен напольной мозаикой, а на его стенах сохранились древние росписи. Напротив Дома Ливии находится резиденция ее супруга - императора Августа (Каза-дАугусто). Это довольно скромное жилище, в отличие от построенного на восточной оконечности холма Дворца Августов – одной из самых грандиозных построек Древнего Рима, на 300 лет ставшей резиденцией римских императоров.<br />
Дворец Августов террасами спускается с юго-восточного склона Палатинского холма к Циркус Максимус – Большому Цирку. Амфитеатр Циркус Максимус служил гигантским ипподромом, на котором устраивали соревнования колесниц и квадриг, а также другие массовые зрелища. В 46 году до н. э. Юлий Цезарь, чтобы отпраздновать свои победы в Африке, организовал здесь грандиозный праздник, завершившийся сражением 1000 пехотинцев, 600 всадников и 40 слонов… Увы, время неумолимо, и сегодня от Большого Цирка сохранился лишь небольшой участок каменных трибун.<br />
От Циркус Максимус рукой подать до развалин знаменитых терм Каракаллы, которые являлись не просто гигантским «банным комплексом», но и местом проведения досуга горожан – этаким древнеримским дворцом культуры. Здесь жители Вечного города принимали ароматные ванны, плавали в бассейне, получали сеансы массажа, занимались гимнастикой в специально оборудованных спортивных залах и просто встречались для того, чтобы пообщаться с друзьями и знакомыми.<br />
А теперь следует вспомнить о сооружении, которое вам назовет любой школьник, едва только речь зайдет о Риме… Это, конечно же, Колизей… Немало кровавых представлений разыгралось на его арене. Так, в 246 году, при императоре Деции, в дни празднования тысячелетия Рима, здесь было убито 32 слона, 60 львов, 40 диких лошадей и десятки других животных: лосей, зебр, тигров, жирафов, гиппопотамов. Кроме того, на арене Колизея, сменяя друг друга, сражались 2000 гладиаторов!<br />
На Римском Форуме можно побродить по руинам Храма Весталок, в котором юные девственницы поддерживали священный огонь,  можно побывать в храме Антония и Фаустины, зайти в церковь Святого Иосифа, построенную на руинах Мамертинской тюрьмы: в ней сидели святые Петр и Павел. Бьющий в нижней камере родник якобы создал сам апостол Петр, чтобы его водой крестить своих тюремщиков…<br />
Стоит посетить также фонтан Треви на площади Испании – пожалуй, самый знаменитый среди римских фонтанов. Он расположен в нише дворца герцога Поли и представляет собой Нептуна на колеснице, которую тянут морские кони и тритоны среди скалистых выступов и каскадов воды. Вода в фонтан подается старейшим римским акведуком. Легенда гласит, что путешественник, бросивший монетку в фонтан, вскоре вернется в Рим, а тот, кто не пожалеет две монетки – непременно влюбится в этом городе! Согласно традиции, следует повернутся спиной к фонтану и бросить монетку правой рукой через левое плечо… Лично я бросил. Сначала одну, чтобы снова вернуться в этот благословенный город под пронзительным апеннинским небом, хранящий в себе следы многих эпох и великих людей… А потом, побродив по площади Испании, вернулся пред грозные очи Нептуна на колеснице – и в сгустившихся вечерних сумерках запустил в фонтан еще две монетки. Но тут, читатель, наши с тобой пути расходятся, ибо познавать «Roma» во втором его значении - справа налево - каждому следует в одиночку…Пожалуй, нет здесь столика, за которым не успел посидеть Орест Кипренский, отдавая щедрую дань Бахусу. Завсегдатаем кафе «Греко» был Герцен. Сиживали здесь Некрасов, Тургенев, Глинка, Чайковский, Шаляпин со своей первой женой, итальянской танцовщицей Иолой… Впрочем, это кафе облюбовали не только русские, оно являлось своего рода интернациональным клубом искусств: сюда заходили Байрон, Гете, Мицкевич, Стендаль, Шелли, Ганс Христиан Андерсон, Лист, Вагнер, Тосканини, Бизе, Гуно, Россини, Берлиоз, Мендельсон… А за столиком, где я сейчас набрасываю эту скромную статью, побывал даже Джиакомо Казанова – между прочим, о кафе «Греко» он даже вспоминал в своих мемуарах…
Но хватит рассиживаться, читатель, пора отправляться в путешествие по улицам Вечного Города! Ведь, как писал Гете: «Кто видел Италию, и особенно Рим, тот никогда больше не будет несчастным»